Ш. Л. Ван из МГУ им. М.В. Ломоносова выяснил, что китайские геймеры мало поглощены процессом игры и испытывают слабый «опыт потока». Это отличает их от русских и французов, которым игры приносят счастье. Автор объясняет это особенностями китайской культуры.

Опыт потока — переживание счастья от напряженной активности.

Это состояние глубокого увлечения делом, в котором мы сосредоточены и полностью поглощены своим занятием. Мы ставим задачи, прилагаем усилия и оттачиваем навыки для их решения. При этом мы забываем о времени, внешнем мире и самих себе. Мы можем работать часами на пределе возможностей, но совсем не устаем. Наоборот, мы чувствуем себя отдохнувшими и наполненными эмоциями и смыслом. Переживание потока необходимо человеку и лежит в основе благополучия личности. Это деятельное состояние отличается от радости — менее яркого переживания, которое можно получить без всяких усилий.

Люди постоянно ищут опыт потока в повседневной жизни. И видеоигры являются отличным его источником. Каждый геймдизайнер знает рецепт. Главный ингредиент — баланс сложности и вознаграждения. Хорошая игра постоянно держит игрока в оптимуме напряжения, не позволяя ни заскучать, ни отчаяться. Она учит его новым навыкам, и каждому шагу в обучении соответствует новый уровень сложности задач. Каждая решенная задача вознаграждается оценкой, новыми возможностями и ощущением достижения. Игрок всегда знает, куда ему надо двигаться, и отчетливо видит рост своих умений — это становится катализатором переживания потока.

Игра как лестница: чем сильнее переживание потока, тем быстрее игрок пробегает ступени обучения, а пиковое переживание счастья ждет на вершине, где высшая сложность сталкивается с высшим умением.

Конечно, многие игры модифицируют рецепт. Некоторые завышают сложность начальных ступеней, чтобы усилить переживание достижения в конце (например, Dark Souls или Super Meat Boy). А высокосоревновательные игры вроде DotA или League of Legends добавляют к этому обезоруживающий список нужных навыков. В этих играх сложнее достичь потока, но и переживается он сильнее.

Опыт потока испытывают люди всех культур, но различия существуют. Так, ученые из России выяснили, что и русские, и французские геймеры переживают сильный опыт потока, когда играют в массовые онлайн игры. Для русских получать счастье от игры — важнее всего.

В 2011 году Ш. Л. Ван предложил 1574 китайцам ответить на вопросы об их эмоциях и действиях во время игры. 65% опрошенных были мужчинами, около 60% играли в игры более 3 лет. Оказалось, что китайские геймеры переживают очень слабый опыт потока.

Китайцы мало поглощены процессом игры, играют ради достижений и используют видеоигры, чтобы временно уйти от неприятностей реальной жизни.

Автор связывает такой результат с китайской культурой коллективизма. В Китае на первом месте всегда стоят ценности и нужды общества, а эмоции и интересы отдельного человека отходят на второй план. Каждый человек должен соответствовать социальным требованиям, иначе на него падает груз порицания. Китайцы играют в видеоигры, чтобы избежать скуки и временно забыть о социальном давлении, но даже во время игры не отдают приоритет личным эмоциям. Игры являются для них источником не счастья, а расслабляющей радости — более простого и короткого переживания. Когда процесс игры перестает увлекать, на первый план выходит стремление победить противников.
Потеря счастья от игры происходит не сразу, а примерно к 17 годам. Подросток начинает готовиться к поступлению в университет, и с этого возраста давление общества на него увеличивается. С одной стороны, это усиливает стремление человека «сбежать» в виртуальный мир, с другой — оскудняет его эмоции.

В Китае 62,8% пользователей компьютера используют интернет для игр. Эта страна сочетает неприятие игрового хобби общественностью с широким распространением игровой зависимости среди населения. Интернет-зависимость объявлена «угрозой национальной безопасности». По принуждению родителей или государства игроков отправляют в «исправительные» лагеря с жесткой дисциплиной под надзором бывших военных. Игроков заставляют заниматься изнурительным физическим трудом и принимать антидепрессанты. До недавних пор их лечили электрошоком. СМИ много раз писали о процветающих в лагерях насилии и расправах. К примеру, в 2009 году один из «пациентов» скончался в таком лагере от побоев. Подробнее читайте в нашей статье «Страшная практика лечения зависимости в Китае«.

наверх