Разные люди по-разному ведут себя в мире сновидений. К примеру, что вы делаете, когда за вами во сне гонится маньяк с ножом? Замираете на месте или улетаете, легко отрастив крылья? А может без страха вступаете в схватку? Осознаете ли вы, что спите?

Ваше поведение в мире сна зависит от вашей личности и опыта. Так, канадские ученые выяснили, что геймеры грезят иначе, чем другие люди – они лучше управляют собой в мире сновидений. Это помогает им справляться с кошмарами и даже бороться с психическими травмами!

Две виртуальные реальности: биологическая и технологическая

Сны снятся каждому из нас 3-6 раз за ночь – правда, немногое из увиденного мы потом способны вспомнить. Почему мы грезим остается загадкой, хотя ученые выдвинули несколько убедительных гипотез. Сны строятся из осколков дневного опыта. Во сне наш мозг продолжает работать с информацией, накопленной в течении дня: она глубже усваивается и запоминается. (Именно поэтому обязательно нужно спать несколько часов перед экзаменом.) Возможно, грезы являются побочным продуктом этого процесса. Кроме того, в сновидениях мы часто решаем проблемы – додумываем ответы на поставленные днем вопросы (и тогда утром может посетить озарение) или «проживаем» тревожащие нас жизненные сценарии.

Сновидения и видеоигры удивительно похожи друг на друга. И те, и другие погружают человека в «виртуальную реальность»: вы чувствуете, что всецело находитесь в воображаемом месте, где вашего физического тела на самом деле нет. Вы часто наделены супер-способностями (например, умеете бегать по стенам) или же наоборот ограничены (например, не можете говорить). Виртуальный мир меняется по особым, порой абсурдным, законам, но его странности не слишком удивляют вас.

Кроме сновидений и видеоигр, человек также погружается в «виртуальную реальность» под действием наркотиков, под гипнозом и во время медитации.

Игроки видят другие сны

Канадские ученые предположили, что навык решения задач в одной виртуальной реальности (видеоиграх) переносится в другую (сновидения). Для этого в серии исследований 2006-2016гг. они сравнили сны геймеров и людей, не играющих в видеоигры. Для сбора данных ученые использовали специальные опросники, а также просили участников описать свои недавние сны и анализировали их. «Геймерами» считались люди, которые играли более двух часов несколько раз в неделю и прошли за жизнь больше 50 видеоигр.

Выяснилось, что геймерам снятся более яркие сны. Грезя, они как бы раздваиваются: наблюдают за своим виртуальным телом «от третьего лица», как камера, летящая над головой персонажа – и одновременно переживают происходящее «изнутри» этого тела. Их сны отличаются абсурдностью: резкой сменой событий и действующих лиц. В сновидениях люди нередко теряют какие-то способности – например, ходить или кричать. Геймеры легче преодолевают эти ограничения: они активно управляют событиями сна, меняют свой облик и возможности. При этом они чаще, чем не-игроки, осознают, что спят.

Кошмары боятся игроков

Эти особенности проявляют себя и в кошмарных снах. Геймеры не только испытывают меньше страха перед лицом воображаемой опасности, они часто сами становятся угрозой для своего преследователя! Иными словами, когда им снится маньяк с ножом, они не убегают, а достают Клинки Хаоса и призывают армию нежити себе на помощь. Вместо ужаса они испытывают силу и веселье.

Канадские ученые подметили, что дурные сны игроков были полны агрессии даже реже, чем сны не-игроков. Однако, когда агрессия все же случалась, она было гораздо более кровавой и насыщенной. При этом игрок был не пассивной жертвой насилия, а активно сражался.

К сожалению, устойчивость перед кошмарами проявляют лишь мужчины-геймеры, но не женщины. По некоторым данным, игроки женского пола даже больше страдают от кошмаров, чем женщины без игрового опыта. Причины этого пока неизвестны, но ученые предположили следующее. Во-первых, женщины и мужчины, участвовавшие в исследованиях, в среднем предпочитали разные жанры видеоигр. Мужчины в основном играли в Call of Duty и League of Legends. Женщины же предпочитали казуальные игры, такие как Mario Kart. Похоже, что военные видеоигры лучше развивают навыки противостояния виртуальной угрозе. Во-вторых, женщины по жизни реагируют на угрозу иначе, чем мужчины. Это не зависит от игрового опыта. Они не склонны к агрессии и предпочитают бежать от конфликта. Однако в кошмарных снах именно агрессивный ответ часто является самым надежным, а попытка сбежать приводит к страху и беспомощности.

Военным видеоигры тоже помогают

Бесстрашие в кошмарных снах особенно необходимо людям, которые сталкиваются со смертью в реальном мире. Это могут быть военные и полицейские, чья жизнь часто подвергается опасности, свидетели катастроф и террористических актов, жертвы домашнего насилия и так далее. Знакомство со смертью может нанести травму психике и привести к развитию так называемого «посттравматического стрессового расстройства» (ПТСР). Среди прочих симптомов, жертвы ПТСР мучаются частыми и тяжелыми кошмарами: по некоторым данным, от 71 до 96 процентов их снов являются кошмарными.

Может ли опыт игры в видеоигры помочь людям в группе риска? В исследовании 2011 года канадские ученые сравнили кошмарные сны геймеров-военных и военных без игрового опыта. Они выяснили, что мрачные грезы геймеров-военных не столь угрожающие, как сны их товарищей. В кошмарных снах о войне игроки чувствовали себя более сильными и контролирующими ситуацию. Некоторые даже считали такие грезы захватывающими.

Возможно, игра в видеоигры препятствует развитию ПТСР. Реалистичные военные видеоигры делают людей менее чувствительными к сценам насилия. Кроме того, яркая зрительная нагрузка в течение 6 часов после психической травмы может препятствовать запоминанию ужасных сцен, нанесших урон психике. Интересно, что некоторых военных тянет поиграть в видеоигры именно после боя, хотя они сами не могут понять, почему. Возможно, это несознательная тяга к лекарству.

наверх